露和安那 (tokyo_exchange) wrote,
露和安那
tokyo_exchange

Category:

Александр Долин "Сутра гор и вод"


Удивительная книга, давно ничего подобного не попадалось мне в руки! В силу собственных жизненных обстоятельств меня интересуют произведения иммигрантов, не обязательно даже русских, а просто проживающих за пределами своего отечества. Томики Бродского и Набокова месяцами лежат на моём журнальном столике, потому что их хочется читать не только подряд от корки до корки, но и просто открыть и прочитать что-нибудь наугад. Но сборник поэзии Долина сразу стал безусловным фаворитом, это не просто прекрасная философская лирика, но стихотворения, написанные русским-японистом, много лет проживающим в Японии. Процитировать хочется всю книгу.

Отшельник

Рассчитан каждый шаг, измерен каждый миг –
Так человек живет в земной своей юдоли
Среди домов, машин, компьютеров и книг,
Заветы мудрецов презревший поневоле

Но есть иная жизнь в краю цветов и трав,
На берегу реки, под сенью криптомерий.
Там, укротивший плоть, постом смягчивший нрав,
Отшельник ищет Путь, укоренившись в вере.

Он счет теченью дней ведет по смене лун,
Соразмеряя их со временами года.
Он бесконечно стар и неизменно юн –
Питает дух его бессмертная Природа.

Там ветер из лощин доносит голоса
Умолкнувших давно владык и полководцев,
Чью память сохранят лишь горные леса
Да звеэды в глубине заброшенных колоцев.

Устало шелестит сухой листвой бамбук,
Вздыхают о своем задумчивые клёны.
И в тишине ночной отчетлив каждый звук -
Последние сверчки друг друг шлют поклоны.

На быстрине журчит в кромешной мгле река,
Стихи былых времен перепевая снова:
Размеренно течет певучая строка,
И проникет в кровь бальзам чужого слова.

В трактатах на столе чернеют письмена –
Посланья мудрецов через века потомкам.
Меняется язык, меняется страна,
Но истина живет в бумажном свитке ломком.

Меж небом и землей уединенный скит.
Не гаснет до зари, чуть теплится лампада.
Отшельник в том скиту опять всю ночь не спит -
Боится пропустить начало листопада...


* * *
С каждым годом Россия все дальше и дальше,
А неведомый берег все ближе и ближе.
Наше время не терпит напыщенной фальши,
Но иных из друзей я уже не увижу.

Дует западный ветер с Японского моря.
Все длинней, все прохладней осенние ночи.
Мой знакомый сверчок успокоится вскоре –
Он уснет и проснуться уже не захочет.

То ли час, то ли год – круговерть листопада,
Изобильное буйство прощального пира.
Ничего этим листьям от жизни не надо –
Просто жаль уходить из привычного мира.

То ли век, то ли миг… Не меняются горы,
Но, как люди, стареют кленовые рощи.
Вот и осень проходит. Теперь уже скоро.
С каждым годом все в жизни становится проще…


* * *
Шепот листьев за окном.
Трели камышовки в чаще.
Явь, что следует за сном.
Коршун, над горой парящий.

Мирный перезвон цикад
Шмель в коричневом жилете,
Пестрых бабочек парад,
Растворяющийся в лете.

Медленно проходит год,
Суетно и бестолково.
Всё когда-нибудь пройдет,
Нов конце пребудет Слово...


* * *
Бодхидхарма со свитка глядит на меня в упор.
В этом взгляде читается вечный немой укор:
Для чего в чужедальней стране, подражая мне,
Ты сидишь столько лет, обратившись лицом к стене?
Для чего, истязая плоть, изнуряя дух,
До рассвета слушаешь ночь, обратившись в слух?
Для чего читаешь и пишешь дни напролет,
Если все прошло – и это тоже пройдет?
Вечной истины нет ни в слове, ни в письменах –
Это знает давно в Шаолине любой монах.
Ни в рожденье, ни в смерти, ни между – истины нет.
Нет ни ночи, ни дня, относительны тьма и свет.
Ни страстей, ни пристрастий нет, ни добра, ни зла.
Не бессмертны ни души, ни, тем паче, тела.
Наша совесть условна, и неоднозначен грех.
Добродетели плащ – он весь из сплошных прорех.
Как и ты, я спешил уйти на Дальний Восток,
Чтобы пестовать там нетленной веры росток.
Как и ты, я сидел девять лет, сидел, пока мог,
От такого раденья лишившись обеих ног.
Я прозренья достиг, но подумай, зачем оно,
Если жизни земной прозревшему не дано?
Бодхидхарма со свитка глядит на меня в упор.
В этом взгляде читается вечный немой укор,
В этом взгляде мрак и одновременно свет,
В нем вопрос, но в нем еще и ответ.


* * *
Прожилками кленового листа
Напомнит жизнь о сокровенной сути,
Что неисповедима и проста,
И неподвластна повседневной мути.

На вечность уповает Красота,
Но век ее - в продлившейся минуте.
Воспоминанья о земном уюте
Безлико вытесняет пустота.

Божественные замыслы Творца
Читаются в разрозненных пометках
На листьях, ждущих скорого конца,
Но все еще трепещущих на ветках.

Паренье духа, острота ума –
И этим всем распорядится тьма...


* * *
Не осталось друзей –
        они разбрелись по планете.
Не осталось любимых –
        тех женщин давно уже нет.
Мертвецов голоса
        нас манят в эфирные сети.
Виртуальную тризну
        справляет по нам Интернет.
Не осталось страны –
        растекается плесень по карте.
Не осталось души –
        сдана под залог за кредит;
Гаснут отблески звезд,
        наш путь озарявших на старте,
И комета во мраке
        Кремлевской звездою горит...


Отдельно меня приятно поразил раздел стихов о России: как-то от япониста, много лет занимавшегося классической японской литературой, не ждешь такого ясного понимания происходящих сейчас в России событий и такого критического к ним отношения:


Бесы

Улица, фонарь, аптека,
Черный вечер, белый снег.
На крутой излуке века
Время замедляет бег.

Толпы темные мятутся
Стонет Вий в тревожном сне.
Тени войн и революций
Оживают на стене.

Старый бомж в грязи дорожной
Лепит пышный каравай.
Рядом тренькает тревожно
Заблудившийся трамвай.

На расстрел ведут поэта.
Где-то строят лагеря.
Славят скальды время это –
И, наверное, не зря.

Мертвецы на мавзолее
Щерят пасти свысока.
Жизнь течет все веселее
С позволения ЦК.

Будут новые кумиры,
Президенты-шулера,
И пойдет во имя мира
Бесконечная игра.

Улица, фонарь, аптека.
Черный вечер, белый снег.
На крутой излуке века
Время убыстряет бег…


Песнь о волшебной стране

На свете есть одна волшебная страна,
Где власть принадлежит циничным негодяям,
Где формирует вкус дворовая шпана,
И где порядок слов не мы определяем.

О нравах той страны мы знаем из газет,
Из радиопрограмм и телемарафонов –
Бесспорно, на земле счастливей места нет,
Прекрасней нет людей, гуманнее – законов.

Там строят и поют, живут на всех парах.
Там гордую несет начальник стройки выю.
Строительство идет за совесть, не за страх,
Но строят в основном дороги кольцевые.

Там добывают нефть, там бьет природный газ,
И молоком текут отравленные реки.
Там ходят в соболях и летом – напоказ.
Там без предела пьют и будут пить вовеки.

Там тундра и тайга, где кедры до небес.
Пушнины вдоволь там, не оскудеют недра
До той поры, пока не вырубят весь лес,
Полмира завалив опилками из кедра.

Там платят за труды, хоть и не по труду:
Политик награжден, чиновник не обижен.
Вкушают жены их здоровую еду
В затейливых дворцах среди стандартных хижин.

В волшебном том краю нет бедных и больных,
Бездомных тоже нет, и нищих, и убогих –
А если где и есть, то, право, не до них.
Зато там геи есть, красивые, как боги.

Зато в избытке там непуганых путан.
Их тучные стада кочуют по панели.
За свой округлый бюст и несравненный стан
Недорого берут, работая в постели…

В той сказочной стране покой и благодать.
Доволен олигарх, и сутенер спокоен.
На страже той страны стоит служивых рать,
И старый, добрый гимн разучивает воин.

На зависть всем, цветет волшебная земля,
Где власть принадлежит ворам и нуворишам,
Где тощий урожай уничтожает тля,
И голос из глубин уже почти неслышим...


* * *
Перечитывая Солженицына

        Молчат гробницы, мумии и кости, -
        Лишь слову жизнь дана:
        Из тьмы веков, на мировом погосте,
        Звучат лишь Письмена.
                И.Бунин


Из тьмы веков звучат лишь письмена,
Случайно уцелевшие в пожарах.
Пылают храмы, гибнут племена -
Смерть не щадит ни молодых, ни старых,

Но будет жить погибшая страна
В преданиях о страшных божьих карах
И о долгах, заплаченных сполна.
Она потомкам явится в кошмарах:

Из зыбкой тьмы колымских лагерей
Рядами выйдут скорбные колонны,
И мертвецов безликих миллионы
Пойдут на Кремль, сметая Мавзолей,
Владыкам новым предъявить свой счет -
Никто от их возмездья не уйдет.

Tags: Литература
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments