?

Log in

No account? Create an account
usual-side

Молодой Лесной Дух



Миядзава Кэндзи



Адресуется всем, кто устал от зимы и с нетерпением ждет весны. Впрочем, не ищите в этой сказке какого-то особого смысла, этот текст ближе к стихам в прозе, чем к обычной прозе. А.К.

– Хм, а ведь совсем недавно, как будто только вчера, шелестели, колышась на ветру. И вот, все зачахли под снегом.
Разговаривая сам с собой, молодой Лесной Дух шел по покрытому бесцветной сухой травой склону.
В ямках и впадинах холма то там, то сям сверкали белые клочки снега. Лесной Дух посмотрел на небо. Там, в прозрачной пронзительно-синей пустоте происходили смутные, едва различимые, колебания.
– А-а, – это вибрация солнечных лучей. Нет, все же это не только солнечные лучи. Ветер. Нет, и не только ветер. Что-то вроде крошечных прозрачных пчел? Что-то вроде пения жаворонка? Нет, не то. Странно. У меня аж сердце трепещет.
Молодой Лесной Дух быстро шел по траве. В тени холма росло шесть дубов. От налетевшего ветерка зашуршали их увядшие прошлогодние листья. Подойдя ближе, молодой Лесной Дух громко закричал:
– Эй, хватит спать! Весна пришла! Вылезайте! Эй, сони! Ау!
Ветер стих, деревья замолчали и даже ничего не прошелестели ему в ответ. Молодой Лесной Дух стал по очереди прикладывать свое прозрачное ухо к стволам, пытаясь расслышать внутри них хоть какие-то звуки, но все деревья отвечали глубоким молчанием.
– Эх, сони! Оставлю вам это как доказательство того, что я приходил, – с этими словами он подобрал под дубами сухие травинки, и связал четыре из них вместе.
А затем пошатываясь побрел дальше. Потихоньку спустившись с холма, он оказался в лощине. Черневшая там теплая и влажная земля наполненная радостью от прихода весны испускала ее легкими облачками пара. По ней медленно ползла жаба. Молодой Лесной Дух вздрогнул от неожиданности и остановился. Причиной тому были произнесенные жабой слова:

«Огонь ибиса! Это огонь ибиса!
И небо теперь не просто синее,
Оно стало тонким розовым гелем.
Прекрасная погода, так тепло!»

Молодой Лесной Дух почувствовал, как в этой низине у него учащенно забилось сердце, и дыхание стало горячим, будто внутри горел огонь, так что он даже начал задыхаться. Он тихо покинул лощину.

На следующем холме рос каштан, украшенный разбросанными на ветках шарообразными ягодками омелы. Эти шарики появлялись из основания напоминавших крылья стрекозы маленьких желтых листочков.Казалось, что листочки были готовы взлететь все вместе высоко в небо.
Подойдя к каштану, молодой Лесной Дух крикнул:

– Эй, каштан, ты что, все еще спишь? Уже весна наступила! Не пора ли просыпаться?
Каштан молчал, оставаясь абсолютно безучастным. Лесной Дух приложил к стволу свое большое прозрачное ухо, но изнутри не доносилось ни единого звука.
Дух поднял глаза на уходящую в небо вершину дерева и язвительно усмехнулся.

– Послушай, ведь это из-за тебя каштан, кажется, погиб, – сказал он, обращаясь к золотистой омеле.
Омела засмеялась, красиво сверкая своими листочками:
– Если ты надеешься меня запугать, то у тебя ничего не получится. Каштан просто еще спит. Давай, я спущусь, и мы вместе с тобой прогуляемся?
– Ну, нет. Или ты думаешь, что тебе, малявке, удастся ко мне прицепиться? Прощай.
Омела плаксиво скривила свое золотистое личико и прищурившись посмотрела на ослепительное небо:
– Прощай.
– Ха-ха-ха, – невольно рассмеялся молодой Лесной Дух. В тот момент, когда его голос, отразившись от гладкой каменной небесной поверхности, эхом разнесся по округе, Лесной Дух, вздрогнув, внезапно сильно сдавил руками свою грудь. А затем, все так же без особой цели, побрел к следующей лощине. Там, на мягкой, припухшей от покрывавшего ее мха земле местами виднелись нежные цветки кандыка. Но молодому Лесному Духу эти прекрасные бледно лиловые цветы показались лишь какими-то неясно мелькавшими черноватыми точками. Вместо этого он стал читать на лоснящихся зеленых листочках быстро появлявшиеся один за другим и вслед за тем снова исчезавшие причудливые лиловые знаки:

«Это весна, весна, весна пришла!»

Один за другим знаки на мгновение оживали и тут же исчезали, чтобы затем появиться вновь и опять исчезнуть.

«И в небе, и на земле, и на траве, повсюду, – повсюду пылает розовый огонь»

Изо всех сил сжимая разрывавшуюся от переполнявших ее звуков грудь, молодой Лесной Дух поспешно пошел дальше.
Справа находился заросший кустами холм, напоминавший по форме голову слона, его пологий склон переходил в низину, а за ней лежала еще одна впадина.

Лесной Дух прямиком туда и направился. Солнце висело за холмом, через который он только что перешел, и сверкало на сухой прошлогодней траве, среди которой, купаясь в его косых лучах, уже распустился цветок примулы. Молодой Лесной Дух нагнулся, чтобы лучше рассмотреть. Залитый солнцем цветок сиял точно так, как огонь ибиса, о котором говорила жаба. Медленно покачиваясь на своем изящном зеленом стебельке и не догадываясь, что ее кто-то слушает, примула произнесла:

«Погружаясь в прическу из трав, садится солнце, но вновь взойдет,
И снова сядет, и опять взойдет. Небо уже горит огнем ибиса,
Да, огнем ибиса стало небо»

Сердце Лесного Духа колотилось так громко, что просто разрывалось на части, и, испугавшись, он даже оглянулся, чтобы удостовериться, что его никто не слышит. Его грудь вздымалась подобно кузнечным мехам, и он никак не мог совладать со своим горячим дыханием.
В это время с вершины соседнего холма взлетела птица, на мгновение заслонив собой солнце. Когда она расправила крылья, так что стала видна ярко-розовая расцветка оперения на их внутренней стороне, можно было подумать, что это и впрямь горит огонь. Молодой Лесной Дух чувствовал себя пьяным, как после изрядного количества алкоголя. Он громко прокричал:
– Уж не ибис ли ты?
– Верно, я и есть ибис, – ответила птица, перелетев на другую сторону холма и скрывшись из поля зрения. Опрометью взбежав на холм, Лесной Дух погнался за ней. С вершины холма он увидел, что до того, как солнце скроется за горами, еще оставалось достаточно времени. Птица юркнула в росший на холме тростник. Быстрее ветра сбежал Молодой Лесной Дух с холма и, кружась среди зарослей тростника, прокричал:
– Послушай, Ибис! У тебя ведь есть так называемый огонь ибиса? Если есть, одолжи мне немного, а?

– А, хорошо, я тебе его дам. Однако, при себе у меня его сейчас нет. Иди за мной.
Вынырнув из гущи тростника, птица полетела на юг. Молодой Лесной Дух отправился за ней следом. Повсюду там и сям красовались цветки примулы. Словно целясь прямо в лазурное небо, подобно стреле взмыл ибис ввысь, а затем стремительно камнем упал вниз.

Туда, где вся поверхность земли была усыпана цветками примулы, от которых поднимался вверх дрожащий огонь, похожий на розовое марево. И пламя это было таким светлым и прозрачным, что его хотелось выпить. Поначалу Молодой Лесной Дух пытался оббежать это место кругом, но, в конце концов, нырнул прямо в середину пламени, крикнув:
– Подожди, я иду!
И невольно потер глаза. До того был похож открывшийся перед ним вид на недавние бормотания жабы. Небо было словно покрыто нежным розовым желе, а земля – устлана мягкой молодой травой ярко-зеленого цвета, среди которой цвели крупные причудливые цветы с белыми и красными крапинками. Из темной рощи напротив доносились крики и шум. Молодому Лесному Духу не доводилось ни видеть такие черные деревья, ни слышать о них. Пока он, сжимая трепещущую от волнения грудь, озирался вокруг, птица куда-то улетела и пропала из виду.
– Ибис, ау! Ты где, ибис? Одолжи мне немного своего огня!
– Бери, сколько хочешь! – послышался голос ибиса среди доносящихся из темной рощи криков.
– Но где же он, этот огонь? – оглядываясь вокруг, прокричал в ответ Лесной Дух.
– Да, вот же он! Бери! – опять ответил ибис.
Молодой Лесной Дух еще раз посмотрел на чуть розоватое небо, скользнул взглядом по поверхности травы, но ничего похожего на огонь не заметил.
– Ибис, ибис, мне пора уходить!
– Вот как? Что ж, прощай! Какой же я остолоп – не заметил эту десятку пик! – донесся из шума черного леса ответ ибиса.
Молодой Лесной Дух уже готов был вернуться назад, но в этот момент из глубины леса вышел Старший Дух с ярко-зеленым лицом и, вращая по сторонам своими, похожими на красный агат, глазами, постепенно стал приближаться. Молодой Лесной Дух побежал прочь. Он бежал подобно ветру, подобно лучам света. Бежал до тех пор, пока не оказался под давешним каштаном. Лучи солнца по-прежнему ярко сверкали на сухой прошлогодней траве. С вершины дерева послышался язвительный смех омелы:
– Ха-ха-ха, ибис его одурачил! Ха-ха-ха! Ибис его одурачил!
– О чем это ты? Тоже мне, малявка!... Эй, каштан, просыпайся! Уже весна пришла!
Чтобы скрыть пылающее лицо Молодой Лесной Дух приложил свое прозрачное ухо к стволу дерева. Каштан был абсолютно безмолвен, из него не доносилось никаких звуков.
– Хм, наверно, еще слишком рано. Да-а, все-таки, пока трава не зазеленеет… Прощай, малявка.
И, сверкнув на миг в лучах клонившегося к западу солнца, молодой Лесной Дух понесся к своему дереву.
– Прощай, – долго еще кричали за его спиной шарики омелы.

Перевод с японского мой
А.К.

Comments